Токтар Аубакиров: «Просто должно быть большое желание жить»

Юбилей Независимости Казахстана, юбилей первого полета человека в космос, юбилей первого полета казахского космонавта и его личный 70-летний юбилей – 2016 год насыщен событиями. Интервью с Токтаром Аубакировым, Народным Героем Казахстана, Героем Советского Союза, генерал-майором авиации (и еще множество почетных регалий) получилось не менее насыщенным. Откровениями Человека с большой буквы.

О САМОЛЕТАХ

ВЫ ГОВОРИЛИ, ЧТО У ВАС ЕСТЬ МЕЧТА, ЧТОБЫ ГОСУДАРСТВО РАЗРЕШИЛО ВАМ В ЧЕСТЬ ЮБИЛЕЯ ПОЛЕТАТЬ НА ИСТРЕБИТЕЛЕ, КАК ЭТО ДЕЛАЮТ В РОССИИ.

Мечта когда-нибудь должна исполниться.

НЕ В 70,ТАК В 80?

(смеется) Есть такой анекдот:

«Посетитель: – Сколько этот зверь съест капусты? Смотритель: – Да килограммов сто в день.
Посетитель: – Сто? Прям в один день?
Смотритель: – Съесть-то он съест, да кто ж ему даст?». Я-то сам готов лететь и даже пилотаж выдержу, но кто готов взять на себя такую ответственность? Возраст есть возраст. Хотя, мой ученик в России, которому 63 года, все еще летает на истребителях в школе летчиков-испытателей.

А ВЫ ХОТЕЛИ БЫ ОТКРЫТЬ ТАКУЮ ШКОЛУ?

А что мы будем испытывать?

СЕЙЧАС ВЫ ВСЕ ЕЩЕ ЛЕТАЕТЕ? НЕ НА ИСТРЕБИТЕЛЯХ, НА СПОРТИВНЫХ САМОЛЕТАХ?

Обязательно. Но только на досуге. Работа и дела забирают очень много времени, поэтому даже когда зовут, я часто из-за занятости просто не могу участвовать в полетах.

А НА ПЕНСИЮ НЕ СОБИРАЕТЕСЬ?

Нет!

ЛЮБИТЕ РАБОТАТЬ? ЕСЛИ БЫ НЕ АВИАЦИЯ, НЕ КОСМОС, С ЧЕМ БЫ ВЫ СВЯЗАЛИ СВОЮ ЖИЗНЬ?

Я всегда работаю и никогда не мог сидеть на месте. В каждой профессии нужно достигать экстремума – высшей точки. И я всегда хотел достичь высот в той работе, которую выполняю – стать мастером своего дела. Не хочу себя переоценивать, но, например, когда я был токарем, то был лучшим в этом деле. Уверен, что я смог бы преуспеть в любой сфере.

ЕСТЬ ТАКОЙ АНЕКДОТ. «НАШИ ЛЕТЧИКИ БОЛЬШЕ ВСЕХ БОЯТСЯ ЛЕТАТЬ – ПОТОМУ ЧТО ЗНАЮТ, КАК ОБСТОЯТ ДЕЛА С НАШЕЙ АВИАЦИЕЙ». ВЫ БОИТЕСЬ?

Если боишься – не летай. Я же летаю, но настороженно. Когда я летаю, я чувствую мастерство летчиков: к сожалению не все – мастера своего дела. Летчики, которые хорошо летают, не будут уходить из мировых авиакомпаний в казахстанскую. Я возмущаюсь, что мы подбираем всех тех, с кем не захотели продлевать контракты уважающие себя авиаперевозчики.

Источник фото: www.el.kz

О КОСМОСЕ

СИМВОЛИЧНО, ЧТО ВАШ ПОЛЕТ В КОСМОС И ТОТ САМЫЙ ПЕРВЫЙ ПОЛЕТ ЧЕЛОВЕКА В КОСМОС КАЖДЫЕ ПЯТЬ ЛЕТ ПРАЗДНУЮТ СОВМЕСТНЫЕ ЮБИЛЕИ.

Юрий Алексеевич Гагарин, сам того не зная, помог нам в пропаганде Республики Казахстан как космической страны. Открыв человеку дорогу в космос, этот великий человек обессмертил себя и казахстанский космодром Байконур.

Да, то, что выбор тогда (1991 год – прим.ред.) пал на меня, наверное, действительно символично. На тот момент я был единственным летчиком-испытателем казахской национальности.

Летчик-испытатель по своему статусу ничуть не меньше летчика-космонавта. Только космонавт – публичное лицо, а имена испытателей часто остаются в тайне. Испытатель – это созидатель: мы создавали самые совершенные в технологическом и техническом плане самолеты, которые служили во благо сохранения мира во всем мире.

КАЗАХСТАНСКАЯ ПРОГРАММА, С КОТОРОЙ ВЫ ТОГДА ПОЛЕТЕЛИ, БЫЛА ИННОВАЦИОННОЙ. МОЖНО ЛИ СЧИТАТЬ КАЗАХСТАН РОДОНАЧАЛЬНИКОМ НАУЧНО-ПРИКЛАДНОГО ХАРАКТЕРА ИССЛЕДОВАНИЙ?

Да. Казахстанская программа была одной из знаменательных в истории освоения космонавтики. Если раньше все программы строились на военно-прикладных аспектах, то наша программа имела значение для сельского хозяйства, промышленности и медицины. Мне посчастливилось работать с такими учеными как Умирзак Султангазин, Виктор Дробжев, Нагима Айтхожина и многими другими.

Но наша инновационная программа в то время не получила широкой огласки. Это было отчасти из-за того, что Казахстан тогда еще не был независимым.

А ЧТО СЕЙЧАС МЕШАЕТ КАЗАХСТАНУ БЫТЬ НА ПЕРВЫХ ПОЗИЦИЯХ В КОСМИЧЕСКИХ НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЯХ?

Казахстану еще очень долго идти к этому. Во-первых, у нас должна быть наука. И наукой надо заниматься серьезно и основательно. Мы должны идти в ногу со временем и всем миром и быть технологически развитым государством. Сегодня мы не то чтобы ракеты или самолеты, но даже автомобили не строим. А ведь создавать (строить) и собирать – это очень разные понятия.

НО КУДА ДЕЛАСЬ НАУКА, КОТОРАЯ БЫЛА КОГДА-ТО?

Когда Советский союз рухнул, всем стало не до науки. Мы перешли к бизнесу, которому нужны были юристы и экономисты. Позже мы, конечно, спохватились, но уже было поздно.

ЛЕТЧИК-ИСПЫТАТЕЛЬ ПО СВОЕМУ СТАТУСУ НИЧУТЬ НЕ МЕНЬШЕ ЛЕТЧИКА-КОСМОНАВТА. ТОЛЬКО КОСМОНАВТ – ПУБЛИЧНОЕ ЛИЦО, А ИМЕНА ИСПЫТАТЕЛЕЙ ЧАСТО ОСТАЮТСЯ В ТАЙНЕ

Для талантливых ученых открылись двери зарубежья и многие наши специалисты работают сейчас там. Теперь все оборудование, техника, технологии – имеет другой, нежели при Союзе, вид. И нужны новые специалисты, кто будет разбираться во всем этом. Поэтому очень правильно, что появилась программа «Болашак». Но само государство было не готово использовать своих посланцев у себя дома и это знают все. Многие из тех, кто учился в рамках «Болашака», остались за рубежом, многие из тех, кто вернулся в Казахстан – остались без работы. Я знаю это по своему сыну – его приглашали на завод Боинг, и даже меня просили уговорить его работать там. Однако, он решил вернуться на Родину, за что я, как отец, ему благодарен. Но здесь он остался без работы, потому что нужны были экономисты и юристы…

ВЫ СКАЗАЛИ, ЧТО КОСМОНАВТЫ – ПУБЛИЧНЫЕ ЛИЦА. А КАК ВЫ ОТНОСИТЕСЬ К ТОМУ, ЧТО В ВАШУ ЧЕСТЬ НАЗЫВАЮТ ШКОЛЫ? ПОСЕЩАЕТЕ ЛИ ИХ?
Наверное, это правильно, поскольку имеет психологически-воспитательный аспект. Когда молодежь видит такие примеры, то думает: я тоже своего добьюсь.

Да, я посещаю эти школы. Но посетить все – физически невозможно, потому что они находятся по всему Казахстану, порой в его дальних уголках. Но, если есть возможность, обязательно посещаю. Я очень надеюсь, что люди, которые руководят такими школами, правильно используют мое имя – для патриотического воспитания с установкой «стремитесь к тому, чтобы учиться и добиваться лучших результатов». Я сам, когда встречаюсь с детьми, часто вижу, как у мальчишек и девчонок от моих рассказов загораются глаза. Детям нужен правильный пример для подражания.

И У ВАС ОН БЫЛ?

Естественно. Когда я учился в первом классе, в соседнем кабинете преподавала Ольга Иосифовна. Она была очень хорошим педагогом и человеком, всегда добрая и внимательная к детям. Когда наша учительницы болела, Ольга Иосифовна заменяла ее, объединяя классы. И я, который обычно был хулиганистым и в учебе особо себя не проявлял, именно с ней всегда старался учиться лучше, внимательно слушал. Потому что не мог ее подвести,

Кроме того, читая книги, я в каждом персонаже находил те нужные черты, которым хотел подражать. К счастью, в послевоенное время пропагандировали настоящих героев – Бигельдинова, Луганского, Абдирова. Именно благодаря им я решил стать летчиком. А когда я близко узнал Талгата Якубековича Бигельдинова, понял – этот человек по-настоящему достоин подражания.

О ПОДАРКАХ

ЧТО ДЛЯ ВАС ОЗНАЧАЕТ ВАШ 70-ЛЕТНИЙ ЮБИЛЕЙ?

70 лет – это возраст. Я благодарен за это, во-первых, Всевышнему, а во-вторых, моим родителям. Порой я думаю, что папа,

который умер в 50 лет, и мама, которая умерла в 64 года, отдали всего себя, чтобы я – их потомок – достиг такого возраста.

ВОЗМОЖНО ЭТО И ДЕЙСТВИЕ ТОЙ ЭНЕРГИИ, КОТОРУЮ ВЫ ПОЛУЧИЛИ В КОСМОСЕ?

Конечно, все космонавты от полетов получают заряд энергии. Но вместе с этим получают и излучения. Многие страдают сердечно-сосудистыми заболеваниями, так как все полеты сказываются на здоровье.

Другое дело, с каким желанием ты живешь. Просто должно быть большое желание жить.

А ЧТО ОСОБЕННО ВРЕЗАЛОСЬ В ПАМЯТЬ ВО ВРЕМЯ ПОЛЕТА В КОСМОС? ЧТО ВСПОМИНАЕТСЯ ТАК, КАК БУДТО ЭТО БЫЛО ВЧЕРА?

Многим запоминается старт. Но мне особенно остро запомнилось приземление.

Во время спуска происходят динамические процессы, которые очень сильно сказываются на здоровье и на впечатления от полета. Там происходит такой удар, что если не стиснул зубы, то остался без них. Перед самым приземлением я увидел, что наш аппарат спускается прямо на высоковольтные линии электропередач. Мне врезалась в память мысль того момента: «Неужели, выжив там, мы погибнем здесь, когда до дома осталось совсем чуть-чуть?». Но нам повезло, мы прошли мимо них, не задев ни провода. Это, наверное, было подарком судьбы.

А вообще, для меня символично то, что в год принятия нашей страной Независимости мне посчастливилось полететь в космос. Когда я улетал в космос, уже было предопределено, что мы станем независимым государством. На тот момент прошло около года, как мы объявили, что все, что находится на территории Казахстана – в то время еще КазССР – является собственностью Республики. В том числе, все ракеты и ракетоносители, которые находились на Байконуре. Это уже говорило о том, что государство начало свое движение к независимости. И мы уже просто ждали, готовы ли мы для того, чтобы объявить себя независимыми. Символично то, что посадку я произвел именно на территории Республики Казахстан, и что произошло это в преддверии объявления Независимости. 25-летие первого полета казаха в космос и 25-летие Независимости нашей страны – это два величайших события, неотделимых друг от друга. Полет в космос первого космонавта – целая веха в истории развития любого государства. А для только что появившегося независимого Казахстана полет первого казаха-космонавта стал величайшим подарком.

А ЧТО ПОДАРОК ДЛЯ ВАС? КАКОЙ БЫЛ САМЫЙ ЗНАЧИМЫЙ ПОДАРОК В ВАШЕЙ ЖИЗНИ?

Я очень люблю подарки и очень люблю их дарить. И самый лучший подарок я получил от моего сына с невесткой. Тимур и Динара подарили мне внука – Токтарланчика. Это было 9 августа 2014 года – самый наивысший подарок в моей жизни, о котором я только мог мечтать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика